• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:48 

И чувствую —
«я»
для меня мало.
Кто-то из меня вырывается упрямо.

Allo!
Кто говорит?
Мама?
Мама!
Ваш сын прекрасно болен!
Мама!
У него пожар сердца.
В. Маяковский

23:09 

Как часто выразить любовь мою хочу,
Но ничего сказать я не умею,
Я только радуюсь, страдаю и молчу:
Как будто стыдно мне - я говорить не смею.

И в близости ко мне живой души твоей
Так все таинственно, так все необычайно,-
Что слишком страшною божественною тайной
Мне кажется любовь, чтоб говорить о ней.

В нас чувства лучшие стыдливы и безмолвны,
И все священное объемлет тишина:
Пока шумят вверху сверкающие волны,
Безмолвствует морская глубина.


Д.С. Мережковский.

23:05 

Глаз змеи, змеи извивы,
Пестрых тканей переливы,
Небывалость знойных поз...
То бесстыдны, то стыдливы,
Поцелуев все отливы,
Сладкий запах белых роз...

Замиранье, обниманье,
Рук змеистых завиванье
И искусный трепет ног...
И искусное лобзанье,
Легкость близкого свиданья
И прощанье чрез порог.

М.А.Кузмин.

12:43 

ТЕНЬ В РОЗОВОМ САДУ

У окна красивого домика на берегу моря сидел молодой невысокий человек и пытался убедить себя в том, что читает газету. Было около половины девятого утра. За окном головки вьюнков свешивались в утреннем свете солнца, точно склоненные маленькие огненные фиалы. Молодой человек поглядел на стол, потом — на часы с боем, потом — на свои большие серебряные часы. Лицо его приняло выражение бесконечного терпения. Затем он встал и принялся задумчиво разглядывать развешенные по стенам комнаты картины, с особым, но неприязненным вниманием задержавшись на «Загнанном олене». Попробовал приподнять крышку пианино, но обнаружил, что оно заперто. Заметив в маленьком зеркальце свое отражение, подергал темный ус, и живой интерес вспыхнул в его глазах. Наружностью он не обижен. Он подкрутил ус. Невысок ростом, зато подвижен и энергичен. Собственной физиономией он остался доволен, но, когда отвернулся от зеркала, в выражении его лица сквозила жалость к себе.
В подавленном настроении он отправился в сад. Его пиджак, однако, не выглядел удручающе. Пиджак был новый, нарядный, он ловко сидел на уверенном теле. Молодой человек обозрел пышно разросшееся около лужайки дерево айланта, затем не торопясь двинулся к следующему объекту. Усыпанная красно- бурыми плодами корявая яблоня являла собой более обнадеживающее зрелище. Оглядевшись по сторонам, он сорвал яблоко и, повернувшись спиной к дому, решительно и резко откусил. К его удивлению, яблоко оказалось сладкое. Он откусил еще раз. Потом опять повернулся и уставился на окна спальни, выходившие в сад. Он вздрогнул, увидев женскую фигуру, но то была всего лишь его жена. Ее взгляд был устремлен вдаль, на море, по-видимому, она не замечала его.
Минуту-другую он пристально рассматривал ее. Миловидная женщина, она выглядела старше его, довольно бледная, но здоровая на вид, с исполненным страстного томления лицом. Ее роскошные, с рыжеватым отливом волосы волнами вздымались надо лбом. Она неотрывно глядела вдаль, на море, и, казалось, не имела ничего общего ни с мужем, ни с его миром. Мужа задевало, что, погруженная в раздумье, она продолжала не замечать его; он нарвал коробочек мака и бросил их в окно. Она вздрогнула, взглянула на него с дикой улыбкой и вновь отвела взор. Затем почти тотчас же отошла от окна. Он направился в дом, ей навстречу. У нее была великолепная горделивая осанка, одета она была в платье из мягкого белого муслина.
— Я уж заждался, — сказал он.
— Меня или завтрака? — игриво спросила она. — Ты же помнишь, мы заказали на девять часов. Я думала, после путешествия ты мог бы и поспать.
— Ты же знаешь, я всегда просыпаюсь в пять и после шести больше не могу оставаться в постели. Валяться в постели в такое утро — все равно что в шахте сидеть.
— Вот уж не думала, что ты станешь здесь вспоминать шахту.
Она расхаживала по комнате, осматривая ее, разглядывая безделушки под стеклянными колпаками. Стоя неподвижно на коврике перед камином, он с некоторым беспокойством и с неодобрительной снисходительностью наблюдал за ней. Осмотрев апартаменты, она передернула плечами.
— Ну, — сказала она, беря его под руку, — давай, пока миссис Коутс не принесет завтрак, выйдем в сад.
— Надеюсь, она поторопится, — произнес он, потягивая ус.
Она рассмеялась коротким смешком и, выходя из комнаты, оперлась на его руку. Он закурил трубку.
Когда они спустились с лестницы, в комнату вошла миссис Коутс. Очаровательная старая дама, державшаяся совершенно прямо, поспешила к окну, чтобы получше разглядеть постояльцев. Ее фарфорово-голубые глаза сверкали, пока она наблюдала, как юная пара шла по дорожке, как легко и уверенно шагал он, поддерживая под руку жену. Хозяйка заговорила сама с собой на мягком йоркширском диалекте:
— По росту как раз вровень. По-моему, она не вышла б за человека, который ниже ростом, хотя в остальном он ей неровня.
Тут вошла ее внучка и поставила на стол поднос. Девочка подошла к старушке.
— Он ел яблоки, ба, — сказала она.
— Да, моя ласточка? Если ему нравится, так чего ж, пускай себе.
В саду молодой, не обиженный наружностью человек с нетерпением прислушивался к позвякиванию чашек. Наконец чета приступила к завтраку. Он принялся есть, потом на миг остановился и сказал:
— Ты считаешь, что здесь лучше, чем в Бридлингтоне?
— Да, — сказала она, — неизмеримо! К тому же здесь я дома — для меня это не просто какая-то незнакомая деревушка на берегу моря.
— Сколько ты здесь прожила?
— Два года.
Он сосредоточенно жевал.
— Мне думалось, ты скорее предпочтешь поехать в какое-нибудь новое место, — произнес он наконец.
Она сидела совершенно безмолвно, потом осторожно пустила пробный шар.
— Почему? — спросила она. — Ты думаешь, мне здесь будет неприятно?
Он рассмеялся, успокаивая ее, густо намазывая хлеб апельсиновым джемом:
— Надеюсь, приятно.
Она опять не обратила никакого внимания на его слова.
— Но, пожалуйста, ничего не говори об этом в деревне, Фрэнк, — сказала она небрежно. — Не говори, кто я или что я прежде жила здесь. Нет никого, с кем бы мне особенно хотелось повидаться, а если меня узнают, мы никогда не сможем чувствовать себя свободно.
— Тогда зачем ты сюда приехала?
— Зачем? Неужели тебе не понятно зачем?
— Если ты ни с кем не хочешь знаться — нет.
— Я приехала повидать это место, а не людей.
Больше он ничего не сказал.
— Женщины, — говорила она, — не похожи на мужчин. Не знаю, отчего мне хотелось приехать… Но я приехала.
Она заботливо налила ему еще одну чашку кофе.
— Только, — продолжала она, — не говори обо мне в деревне. — Она неуверенно засмеялась. — Знаешь, не хочу, чтоб ворошили мое прошлое.
И она кончиком пальца стала перегонять по скатерти крошки.
Он пил кофе и смотрел на нее; обсосав усы и поставив чашку, он флегматично заметил:
— Бьюсь об заклад, у тебя в прошлом немало отыщется.
Она смотрела на скатерть с немного виноватым выражением, которое льстило ему.
— Ну, — сказала она ласково, — так ты меня не выдашь в деревне, кто да что я, нет?
— Нет, — со смехом сказал он, успокаивая ее. — Не выдам.
Он был доволен.
Она ничего не ответила. Через минуту-другую она подняла голову:
— Мне нужно договориться с миссис Коутс и сделать разные дела. Так что сегодня утром лучше отправляйся гулять один. Обед у нас будет в час.
— Но ты не можешь договариваться с миссис Коутс целое утро, — сказал он.
— Ну и что ж… потом мне надо написать письма, надо вывести пятно с юбки. Сегодня утром у меня масса всяких дел. Лучше отправляйся один.
Он догадался, что она хочет избавиться от него, так что, когда она поднялась наверх, взял шляпу и, сдерживая возмущение, поплелся к скалам.
Вскоре вышла и она. На ней была шляпа с розами, поверх белого платья был наброшен длинный кружевной шарф. Заметно нервничая, она раскрыла зонтик от солнца, лицо ее было наполовину скрыто падавшей на него цветной тенью. Она шла по узкой дорожке, выложенной брусчаткой, истертой до основания башмаками рыбаков. Казалось, она сторонилась окружения, словно спасаясь в легком полумраке своего зонтика.
Миновав церковь, она пошла по проулку, пока не достигла высокой каменной ограды, тянувшейся вдоль обочины дороги. Она медленно пошла вдоль ограды и остановилась наконец у открытой калитки, проем которой светился, словно само воплощение света на темной стене. Там, в волшебном мире за калиткой, на залитом солнцем дворе, на синей и белой гальке, которой был вымощен двор, лежали причудливые тени, за ним пылала зелень лужайки, где стояло, сверкая по краям, лавровое дерево. Она на цыпочках, нервно вошла во двор, поглядывая на погруженный в тень дом. Незавешенные окна казались черными и безжизненными, дверь в кухню была отворена. В нерешительности она сделала шаг вперед, затем еще, сгорая от нетерпения, устремляясь в сад за домом.
Она добралась почти до угла дома, когда среди деревьев раздались тяжелые, с хрустом шаги. Показался садовник. Он держал плетеный поднос, по которому раскатывались крупные темно-красные ягоды переспелого крыжовника. Двигался он медленно.
— Сегодня сад закрыт, — сказал он спокойно миловидной женщине, которая застыла, готовая к отступлению.
От удивления она с минуту молчала. Как мог он вообще открываться для публики?
— А когда он открыт? — быстро сообразив, спросила она.
— Пастор пускает посетителей по пятницам и вторникам.
Она стояла неподвижно, соображая. Как странно, подумать только, пастор открывает свой сад для публики!
— Но сейчас все пойдут в церковь, — сказала она, пытаясь уговорить садовника. — Здесь никого не останется, не так ли?
Он пошевелился, и крупные крыжовины покатились по подносу.
— Пастор живет в новом доме, — сказал он.
Оба стояли неподвижно. Ему было неловко просить ее уйти. Наконец она обернулась к нему с обезоруживающей улыбкой.
— Можно я одним глазком взгляну на розы? — уговаривала она с милым упрямством.
— Пожалуй, что ничего особенного не случится, — сказал он, отступая в сторону, — долго вы не пробудете…
Она двинулась вперед, мгновенно позабыв о садовнике. Лицо ее сделалось напряженным, движения — порывистыми. Оглядевшись, она заметила, что все окна, выходящие на лужайку — ни одно не занавешено, — зияли темнотой. Дом выглядел запущенным, словно им еще пользовались, но уже не жили в нем. Как будто тень пробежала по ней. Она пересекла лужайку, направляясь в сад, прошла через цветные воротца — арку из вьющихся пунцовых роз. Вдалеке расстилалась в утреннем тумане нежная голубизна моря с заливом и неясно чернел скалистый мыс, далеко врезаясь меж синевой неба и синевой воды. Лицо ее просияло, преображенное болью и радостью. У ее ног сад круто спускался вниз, утопая в цветах; внизу за ним темнели макушки деревьев, скрывавшие ручеек.
Она повернула в сад, сверкавший вокруг нее залитыми солнцем цветами. Она знала один уголок, где под тисом стояла скамья. Дальше начиналась терраса, сверкавшая громадным разливом цветов, по обе стороны сада от нее вели вниз две дорожки. Она сложила зонтик и медленно пошла среди этого моря цветов. Со всех сторон ее окружали кусты роз, огромные куртины роз, розы, свисавшие или каскадом ниспадавшие с подпорок, розы, застывшие на кустах. Если она поднимала голову, за садом как бы уходили вверх море и мыс.
Неторопливо шла она по дорожке, медля, подобно человеку, возвратившемуся в свое прошлое. Неожиданно она прикоснулась к тяжелым пунцовым розам, нежным, как бархат, задумчиво, безотчетно касаясь их, — так мать иной раз ласкает ручку ребенка. Она слегка наклонилась вперед, чтобы вдохнуть их аромат. Потом рассеянно побрела дальше. Порой какая-нибудь огненная, не имеющая запаха роза заставляла ее остановиться. Она стояла и разглядывала цветок, словно была не в силах понять этого. Она вновь прониклась тем же нежным ощущением близости, стоя перед грудой опавших ярко-розовых лепестков. Потом ее изумила белая роза, в середине зеленоватая, как лед. Так, не спеша, словно трогательная белая бабочка, продвигалась она по дорожке, пока не вышла наконец к маленькой террасе, сплошь усеянной розами. Казалось, их залитая солнцем, веселая толпа заполняет все пространство. Их было так много, так они были ярки, что она почувствовала смущение. Казалось, они разговаривали и смеялись. Словно ее окружала незнакомая толпа. Это ее возбуждало, не позволяя замкнуться в себе. От волнения она раскраснелась. Воздух был напоен ароматом.
Торопливо прошла она к небольшой скамье среди белых роз и села. Ее алый зонтик выделялся резким цветным пятном. Она сидела совершенно неподвижно, чувствуя, как исчезает, растворяется ее собственное существо. Она такая же роза, роза, которой не удается никак расцвести, но напряжение не покидает ее. На ее колено, на белое платье опустилась мошка. Она наблюдала за мошкой, словно та опустилась на розу. Она перестала быть собой.
Она мучительно вздрогнула — по ней скользнула какая-то тень, и перед ее взором возникла фигура. Мужчина — он был в домашних туфлях — подошел совсем неслышно. На нем был полотняный пиджак. Утро было разбито, очарование улетучилось. Она боялась только того, что начнутся расспросы. Он двинулся вперед. Она встала. Потом, когда она увидела его, силы оставили ее, и она вновь села на скамью.
То был молодой человек с военной выправкой, слегка располневший. Черные, блестящие, гладко зачесанные волосы, нафабренные усы. Но в походке чувствовалась какая-то расхлябанность. Бледная, с побелевшими губами, она подняла взор и увидела его глаза. Они были черны и незряче устремлены в пространство. Нечеловеческие глаза. Он приближался.
Он пристально посмотрел на нее, механически отдал честь и опустился рядом с ней. На скамье он пододвинулся, положил ноги одна на другую и голосом джентльмена, голосом военного, произнес:
— Я вам не помешаю — не так ли?
Она сидела безмолвная и беспомощная. Одет он был безукоризненно — во все темное и полотняный пиджак. Она не могла пошевелиться. Когда она увидела его руки и на мизинце кольцо, которое она так хорошо знала, на нее словно нашло оцепенение. Весь мир пришел в беспорядок. Она сидела совершенно беспомощная. Ибо его руки, служившие ей символом страстной любви, а теперь покоившиеся на его сильных ляжках, наполняли ее ужасом.
— Можно мне закурить? — спросил он доверительно, почти таинственно, и рука его потянулась к карману.
Она не могла ответить, но это не имело значения, он пребывал в другом мире. Страстно желая этого, она задавалась вопросом — узнает ли он ее, способен ли он узнать ее. Она сидела, побледнев от страдания. Но она должна была через это пройти.
— Я не захватил табак, — произнес он глубокомысленно.
Она была всецело поглощена им и на его слова не обратила внимания. Может он ее узнать или все прошло? Она сидела не шелохнувшись, застыв в томительном ожидании.
— Я курю «Джон Коттон», — сказал он, — табак дорогой, я должен во всем экономить. Знаете, пока тянутся все эти иски, я весьма стеснен в средствах.
— Да, — сказала она; сердце ее похолодело, душа оцепенела.
Он встал, небрежно отдал честь и удалился. Она сидела неподвижно. Она видела его фигуру, фигуру, которую она любила со всею страстью: эту аккуратную голову солдата, это великолепное, теперь располневшее тело. Это был не он. Ее переполнил неизбывный ужас.
Внезапно он возник вновь: он держал руку в кармане пиджака.
— Вы не возражаете, если я закурю? — спросил он. — Быть может, я смогу все уяснить.
Он снова сел рядом с ней, набивая трубку. Она наблюдала за его руками с великолепными сильными пальцами. Они у него всегда слегка подрагивали. Тогда, еще давно, это ее удивляло в таком здоровом человеке. Теперь движения его были неточны, и табак неряшливо свисал из трубки.
— У меня дело в суде, которым я должен заниматься. В судебных делах все всегда так неопределенно. Я говорю своему адвокату четко и определенно, чего я желаю, но никогда не могу добиться, чтобы это было исполнено.
Она сидела и слушала, как он говорит. Только это был не он. Те же руки, что она целовала, те же странные блестящие черные глаза, что она любила. И все же не он. Она сидела неподвижно, в молчании и ужасе. Он уронил кисет с табаком и шарил по земле, стараясь найти его. И все же она должна ждать — может, он узнает ее. Отчего она не может уйти?! Мгновение спустя он поднялся.
— Мне нужно немедленно идти. Прибывает сова. — Затем доверительно добавил: — На самом деле его зовут не сова, но я так его называю. Нужно пойти посмотреть, прибыл ли он.
Она тоже поднялась. Он в нерешительности стоял перед ней. Статный мужчина с военной выправкой и сумасшедший. Ее глаза все вглядывались и вглядывались в него, стараясь понять, узнает ли он ее, сможет ли она отыскать его.
— Вы не знаете меня? — спросила она в душевном ужасе, оставшись одна.
Он обернулся и странно посмотрел на нее. Ей пришлось выдержать эти глаза. Они просияли ей, но в них не было разума. Он приближался к ней.
— Да, я действительно знаю вас, — сказал он напряженно, сосредоточенный, но безумный, приближая к ней свое лицо. Превеликий ужас объял ее. Сумасшедший, физически сильный человек подступал к ней чересчур близко.
Торопливыми шагами подходил какой-то человек.
— Сегодня утром сад закрыт для посещений, — сказал он.
Душевнобольной остановился и посмотрел на него. Санитар прошел к скамье и подобрал оставшийся там кисет с табаком.
— Не забывайте свой табак, сэр, — сказал он, направляясь с кисетом к джентльмену в полотняном пиджаке.
— Я как раз просил даму остаться с нами на ленч, — вежливо ответил тот. — Это мой друг.
Женщина повернулась и, ничего не различая, стремительно пошла из сада среди залитых солнцем роз, мимо дома со слепыми, темными окнами, через усыпанный морской галькой двор и вышла на улицу. Торопливо, ничего не различая, но уверенно шла она вперед, не разбирая дороги. Возвратившись домой, она тотчас поднялась наверх, сняла шляпу и села на кровать. Казалось, у нее внутри лопнула какая-то перепонка, и она перестала быть организмом, способным думать и чувствовать. Она сидела, уставившись в окно: на морском ветру медленно колыхалась веточка плюща, вверх, вниз. Воздух отсвечивал жутковатым сияньем озаренного солнцем моря. Она сидела абсолютно неподвижно и безучастно.
Спустя какое-то время она услышала, как этажом ниже тяжело топочет муж, и, ничуть не изменившись, стала следить за его передвижениями. Услыхала, как его довольно безрадостные шаги вновь удалились из дома, потом услыхала его голос, говоривший, вопрошавший, обрадованный, и его приближающиеся твердые шаги.
Он вошел раскрасневшийся, в хорошем расположении духа, с видом самодовольства, ощущавшегося в его подвижной фигуре. Она неуклюже зашевелилась. Приближение приостановилось.
— В чем дело? — спросил он с легким нетерпением в голосе. — Тебе нехорошо?
Для нее это была пытка.
— Нет, ничего, — ответила она.
Его темно-карие глаза исполнились недоумения и гнева.
— В чем дело? — произнес он.
— Ни в чем.
Он несколько раз прошелся по комнате и с упрямым видом остановился, глядя в окно.
— Ты на кого-то наткнулась? — спросил он.
— Ни на кого, кто меня знает, — ответила она.
У него задергались руки. Он выходил из себя, оттого что она совершенно не замечала его присутствия, как если бы его вообще не существовало. Не в силах сдерживаться долее, он наконец, обернувшись к ней, спросил:
— Тебя что-то расстроило, что ли?
— Нет, отчего? — сказала она без всякого выражения. Для нее он существовал только как раздражитель.
Гнев его возрастал, раздувая на шее вены.
— Так кажется, — сказал он, сделав усилие, чтобы не выказать гнева, поскольку он выглядел беспричинным, Удалившись, он спустился вниз. Она неподвижно сидела на кровати и теми остатками чувств, что сохранились в ней, испытывала неприязнь к нему за то, что он терзает ее. Время шло. До нее доносился запах обеда — накрывали на стол, — дым трубки мужа из сада. Но она не могла пошевелиться. В ней не было жизни. Раздался звон колокольчика. Она услышала, как он вошел в дом. Потом вновь поднялся по лестнице. С каждым шагом сердце ее сжималось. Он распахнул дверь.
— Обед на столе, — сказал он.
Было трудно выносить его присутствие, потому что он станет приставать к ней. Она не могла вернуться к жизни. Одеревенело поднялась и пошла вниз. Ни есть, ни говорить за обедом она не могла. Сидела с отсутствующим видом, сокрушенная, совершенно безжизненная. Он старался держаться так, будто ничего не случилось. Но наконец в ярости замолк. При первой же возможности она вновь поднялась наверх и заперла дверь спальни. Ей нужно побыть одной. Он со своей трубкой отправился в сад. Сердце его наполнял и омрачал с трудом сдерживаемый гнев — она показывала, что она выше его. По-настоящему, хотя он и не подозревал, он так никогда и не покорил ее, она никогда его не любила. Вышла за него из милости. Это-то и сбило его с толку. Он только лишь электрик, работает в шахте — она выше его. Он ей уступал. Но все это время его душу грызли обида и унижение, потому что она не принимала его всерьез. И теперь поднялось все его возмущение ею.
Он повернулся и пошел в дом. В третий раз услышала она, как он поднимается по лестнице. Сердце ее замерло. Он повернул ручку и толкнул дверь — заперта. Он проделал это опять, посильнее. Сердце ее замирало.
— Ты заперла дверь? — спросил он негромко, чтобы не услышала хозяйка.
— Да. Погоди минутку.
Она встала и отперла замок, опасаясь, как бы он не сорвал его. Она ненавидела его оттого, что он не оставляет ее в покое. Он вошел, зажав трубку в зубах, она вернулась на прежнее место на кровати. Затворив дверь, он остановился к ней спиной.
— В чем дело? — решительно спросил он.
Он опротивел ей. Она не могла на него смотреть.
— Неужели ты не можешь оставить меня в покое? — ответила она, отворачиваясь.
Содрогаясь от унижения, он бросил на нее быстрый взгляд в упор. Потом как будто на миг призадумался.
— С тобой что-то стряслось, правда? — спросил он твердо.
— Да, — сказала она, — но это еще не причина, чтобы мучить меня.
— Я не мучаю тебя. В чем дело?
— Зачем тебе знать? — воскликнула она с ненавистью и отчаянием.
Что-то хрустнуло. Он вздрогнул и подхватил выпавшую изо рта трубку. Потом вытолкнул языком откушенный от нее кусок мундштука, вынул его изо рта и принялся разглядывать. Потом загасил трубку и отряхнул пепел с жилета. И затем уже поднял голову.
— Я хочу знать, — сказал он. Его окаменевшее, обезображенное лицо было землисто-бледно.
Они не смотрели друг на друга. Она знала, что сейчас он распалился. Сердце его тяжело билось. Она ненавидела его, но не могла сопротивляться ему. Внезапно она подняла голову и накинулась на него.
— Какое у тебя право на то, чтобы знать? — спросила она.
Он посмотрел на нее. Ее до боли поразили его измученные глаза, его окаменевшее лицо. Но ее сердце быстро ожесточилось. Никогда она его не любила. И сейчас не любит.
Но внезапно она вновь быстро вскинула голову, подобно существу, пытающемуся освободиться. Ей нужно от этого освободиться. Не столько от него, сколько от этого, от чего-то, что она сама на себя взвалила и что так ужасно связывает ее. И поскольку связь эту она закрепила сама, избавиться от нее очень трудно. Но сейчас она ненавидела все и жаждала разрушения. Он стоял спиной к двери, не отступая, словно собирался вечно противоборствовать ей, покуда она не прекратит существования. Она посмотрела на него. Глаза ее были холодны и исполнены враждебности. Его руки рабочего раскинулись на панелях двери, что была у него за спиной.
— Ты знаешь, что я раньше жила здесь? — начала она жестким голосом, словно желая уязвить его.
Он весь подобрался и утвердительно кивнул.
— Так вот, я была компаньонкой мисс Бёрч из Тор-рил-Холла… они с пастором были друзьями, а Арчи — сын пастора.
Наступило молчание. Он слушал, не понимая, что происходит. Он не сводил глаз с жены, которая скрючилась на кровати в своем белом платье и старательно сгибала и разгибала его подол. Ее голос был исполнен враждебности:
— Он был офицером — младшим лейтенантом, потом он поссорился с полковником и ушел из армии. Так или иначе, — она дергала подол; муж стоял не шелохнувшись, наблюдая за ее движениями, от которых бешенство разливалось по его жилам, — он страшно любил меня. И я тоже… страшно.
— Сколько ему было лет? — спросил муж.
— Когда — когда я только познакомилась с ним? Или когда он уехал?..
— Когда ты только познакомилась с ним.
— Когда я только познакомилась с ним, двадцать шесть… сейчас… ему тридцать один… почти тридцать два… потому что мне двадцать девять, а он почти на три года старше…
Она подняла голову и посмотрела на противоположную стену.
— И что дальше? — сказал муж.
Она набралась твердости и безжалостно сказала:
— Мы были почти что обручены около года, хотя никто об этом не знал… по крайней мере… об этом поговаривали… но… не объявляли. Потом он уехал…
— Он бросил тебя? — жестоко сказал муж, которому хотелось, причинив ей боль, принудить ее к общению с собой. Сердце ее вскипело от ярости.
— Да, — сказала она тогда, чтобы разозлить его. Он переминался с ноги на ногу, издавая яростное «фф». Какое-то время стояло молчание. — Потом, — продолжала она, и от боли слова ее звучали насмешливо, — он неожиданно отправился воевать в Африку, и чуть ли не в тот самый день, когда я познакомилась с тобой, мисс Бёрч сообщила мне, что у него был солнечный удар… а два месяца спустя, что он умер.
— Это случилось до того, как ты закрутила со мной? — скачал муж.
Ответа не последовало. Какое-то время оба молчали. А он-то не понимал. Он сощурил глаза.
— Так что ты обозревала места своих прежних шашней? — сказал он. — Вот зачем тебе утром понадобилось идти одной!
Она ничего не отвечала ему. Он прошел от двери к окну. Встал, заложив сзади руки, спиной к ней. Она смотрела на него. Его руки показались ей грубыми, затылок — плебейским.
В конце концов, чуть не против своей воли, он повернулся и спросил:
— Как долго у вас с ним продолжалось?
— Что ты хочешь сказать? — холодно ответила она.
— Я хочу сказать, как долго у вас с ним продолжалось?
Она подняла голову, отвернув от него лицо. Она отказывалась отвечать. Потом сказала:
— Я не знаю, что ты хочешь сказать этим «продолжалось». Я любила его с первых дней нашего знакомства… это было через два месяца после того, как я поселилась у мисс Бёрч…
— И, как ты полагаешь, он тебя любил? — язвил он.
— Я знаю, что любил.
— Откуда ты знаешь, если он не пожелал больше знаться с тобой?
Последовало долгое молчание, полное ненависти и страдания.
— И как далеко у вас зашло? — спросил он наконец испуганным, сдавленным голосом.
— Мне отвратительны твои вопросы вокруг да около! — воскликнула она, вне себя от его измывательств. — Мы любили друг друга, и мы были любовниками — были. И мне все равно, что ты думаешь, — что тебе за дело до этого? Мы были любовниками до того, как я вообще познакомилась с тобой…
— Любовниками… — повторил он, белый от бешенства. — Ты хочешь сказать, что поразвлекалась с воен ным, а потом заявилась ко мне, чтоб я на тебе женился, когда у тебя…
Она сидела, глотая горечь. Наступило долгое молчание.
— Ты хочешь сказать, что тогда ты пошла… на все? — еще не веря, спросил он.
— Ну а что я еще могу, по-твоему, иметь в виду? — грубо выкрикнула она.
Он съежился, побледнел, как-то обезличился. Наступило долгое, скованное беспомощностью молчание. Казалось, он сделался меньше.
— Ты не подумала сообщить мне все это до того, как я на тебе женился, — наконец произнес он с горькой иронией.
— Ты никогда меня не спрашивал, — ответила она.
— Я никогда не думал, что есть такая необходимость.
— Ну, значит, тебе следовало подумать.
Он стоял с ничего не выражавшим, окаменевшим в почти что детской гримасе лицом, в голове у него роем кружились мысли, сердце обезумело от муки.
Неожиданно она добавила:
— Я сегодня видела его. Он не умер. Он сошел с ума.
Муж, пораженный, смотрел на нее.
— Сошел с ума! — непроизвольно произнес он.
— Помешался, — сказала она. Она чуть не лишилась рассудка, произнося это слово. Наступило молчание.
— Он узнал тебя? — вполголоса спросил муж.
— Нет, — сказала она.
Он стоял и смотрел на нее. Наконец-то он постиг широту разделявшей их пропасти. Она по-прежнему сидела, скорчившись, на кровати. Он не мог приблизиться к ней. Для каждого из них такое соприкосновение с другим было бы осквернением. Нужно, чтобы все уладилось само собой. Оба были настолько потрясены, что личное отпало — в них больше не осталось ненависти друг к другу. Через несколько минут он оставил ее и вышел в сад.

20:19 

Прекрасная роза с шипами

Обаятельный Экзюпери никогда не знал недостатка в женском внимании. Он легко вступал в новые связи и так же легко рвал надоевшие отношения. «Без малейшего воодушевления волочусь за Колеттами, Полеттами, Сюзи, Дэзи, Габи, которых выпускают сериями и с которыми уже через два часа умираешь со скуки!» – писал 24-летний Антуан сестре… А ведь когда-то он любил одну-единственную прекрасную даму и готовился связать с ней судьбу.

В 22 года Экзюпери познакомился с утонченной красавицей-аристократкой Луизой де Вильморен. Девушка была для Тонио воплощением женского идеала – чистая, нежная, хрупкая. Она была крайне болезненна, по крайней мере, убеждала в этом окружающих, и принимала многочисленных поклонников в своей спальне, не вставая с постели. Помимо очарования, девушка обладала тонким умом и богатым воображением. Они с Антуаном без устали фантазировали и писали свой роман жизни. Увы, молодой летчик ничего не мог предложить возлюбленной, кроме графского титула. К тому же мать Луизы не вдохновляла опасная профессия предполагаемого мужа дочери. Антуан был готов пожертвовать ради любви мечтой о небе. Но все его попытки обрести семейное счастье оказались тщетны. Фееричному миру Антуана Луиза предпочла обеспеченную упорядоченную жизнь с американским бизнесменом, который был старше нее на 16 лет.

Экзюпери, оправившись от потери, обвинял несостоявшуюся невесту в неверности и коварстве. Сент-Экзюпери нашел замену ветреной красавице – железную птицу с пламенным мотором.

Консуэло Гомес Каррильо, в девичестве Сунсин Сандоваль, родилась 10 апреля 1901 г. в Сальвадоре. Она получила строгое воспитание, набожные родители привили ей почтительное отношение к религии. Ко времени знакомства с Сент-Экзюпери Консуэло была молодой вдовой – ее муж покончил жизнь самоубийством.

Темпераментная Консуэло была неистощима на выдумки относительно своего происхождения и первой встречи с Антуаном. Так, она утверждала, что ведет свой род от индейцев майя и испанских грандов. А знакомство с Сент-Экзюпери в ее изложении – романтичная история любви с первого взгляда.

29-летнюю вдову и французского летчика познакомил их общий приятель в Буэнос-Айресе. Антуана новая знакомая заинтересовала настолько, что он тут же пожелал показать ей мир с высоты птичьего полета. Во время экскурсии летчик потребовал от пассажирки поцелуя. Консуэло отказалась, сказав, что у нее на родине целуют только тех, кого любят. Но упрямец твердо был намерен добиться своего и начал выделывать головокружительные трюки. Консуэло, боявшаяся высоты, ничем не выдала страха, но поцелуй отважному пилоту подарила. «И тогда я увидела, как жемчужины слезинок из его глаз закапали на галстук, и мое сердце растаяло от нежности. Я неловко перегнулась и поцеловала его. В ответ он начал неистово целовать меня, и так мы летели минуты две-три, самолет пикировал и взмывал…», – напишет Консуэло в мемуарах. По возвращении на землю Тонио пригласил Консуэло в свой дом и всю ночь напролет читал ей выдержки из своего романа «Ночной полет». Сент-Экзюпери влюбился – и меньше чем через неделю позвал возлюбленную под венец. Консуэло приняла предложение, и молодые спустили семейную лодку в бурные потоки реки жизни. Они покинули Аргентину и перебрались на родину Антуана.

Современники обвиняли Консуэло во всех смертных грехах. Злые языки утверждали, что взбалмошная легкомысленная особа отравила писателю жизнь и заставила его страдать. Родительница Антуана не приняла невестку – материнское сердце подсказало, что этот брак не принесет ее сыну счастья. Сестра писателя едко назвала избранницу брата опереточной графиней, и все семейство, невзирая на попытки Консуэло понравиться обретенной родне, неизменно демонстрировало новоявленной графине де Сент-Экзюпери презрение.

Вскоре после свадьбы Антуан и Консуэло перебрались в Марокко. Молодая жена старательно входила в роль хранительницы домашнего очага. Она пытается наладить быт, что дается нелегко, ведь денег по-прежнему катастрофически мало. Консуэло терпеливо ждет мужа из опасных вояжей, а когда Тонио возвращается и берет в руки перо, она тихонько сидит рядом с ним, боясь нарушить очарование тихого семейного вечера. Но унылое прозябание рядом с вечно занятым мужем вскоре перестает устраивать темпераментную красавицу. И тут настала очередь Экзюпери волноваться и ждать жену ночи напролет. Отношения особенно обострились после выхода в свет романа «Ночной полет». К Экзюпери пришла известность, женщины вились вокруг него плотным роем.

Началась жизнь, полная громких выяснений отношений. Причем инициатором семейных скандалов чаще всего была Консуэло. Она словно разъяренная львица бросалась на Тонио, швыряла в него тарелки. Обезумев от ревности, Консуэло выкрикивала в лицо Экзюпери оскорбления и обвинения в мужской несостоятельности. Антуан, не теряя выдержки, успокаивал жену, и на короткое время в их маленьком доме воцарялось спокойствие. Консуэло, чувствуя нелюбовь к себе родных и близких мужа, в глубине души считала себя неровней ему. А потому пыталась самоутвердиться с помощью многочисленных поклонников. Она решила заставить Тонио страдать и пропадала в ночных кабаках. Как-то раз супруги должны были отправиться на прием, но Консуэло исчезла. Через два дня беззаботная жена позвонила мужу и прощебетала в трубку, что находится в Швейцарии. Экзюпери страдал и умолял Консуэло образумиться. Он написал для жены молитву и просил читать ее каждый вечер: «Господи, умоляю, спаси и сохрани моего мужа. Мне будет чудовищно одиноко на земле без него».

Сумасбродства Консуэло едва не стоили Экзюпери жизни. Однажды он не спал двое суток, методично обходя бары, где могла веселиться его жена. Поиски оказались бесплодными, изнуренный и лишенный душевного покоя Тонио потерял во время полета бдительность и влетел в бархан. Он остался жив только благодаря бедуинам, наткнувшимся на бредущего путника.

В конце концов, Сент-Экзюпери не выдержал. Он уже давно нашел понимающего друга и любящую женщину. Это была некая мадам В., замужняя великосветская дама. С ней Антуан отдыхал душой, с ней делился планами на будущее и мечтами. Правда, он не афишировал новую связь, чтобы не поставить под удар возлюбленную. Консуэло обо всем догадалась и принялась искать доказательства неверности мужа. И нашла их – в его чемодане бережно хранились письма, написанные женской рукой и благоухающие дорогими духами. Обиженная женщина потребовала объяснений. Когда муж признался, что полюбил другую, Консуэло дала ему полную свободу и покинула их общий дом.



Последнее расставание

В 1938 г. пережившая потрясение и тяжелое расставание Консуэло отправилась на родину – в Сальвадор. Но в пути ее настигла телеграмма, посланная матерью Антуана: «Твой муж серьезно ранен, 32 перелома, 11 тяжелых, не допустила ампутации до твоего приезда, как можно скорее вылетай к нам в Панаму». Консуэло помчалась к мужу, отчаянно молясь о чуде. Тонио выжил и избежал инвалидности. Он был благодарен брошенной жене за верность и заботу, но и только. Выписавшись из больницы, Экзюпери напомнил Консуэло, что между ними все кончено.

Однако Антуан ошибался – он не смог избавиться от этой любви-ненависти и не дал Консуэло окончательно уйти из его жизни. Куда бы Сент-Экс ни отправлялся, вскоре он вызывал туда жену. Правда, он просил ее сохранять инкогнито и не называться его супругой. Консуэло, проглотив обиду, выполняла все условия, лишь бы только быть рядом с любимым. Ее гордость постепенно умирала.

С началом Второй мировой войны Сент-Экс твердо решил вернуться в военную авиацию. Но этому мешали состояние здоровья и возраст. И тогда Антуан обратился к мадам В. Воспользовавшись высокими связями, верная подруга помогла Экзюпери поступить на службу в военную разведку.

31 июля 1944 года Консуэло проводила мужа на очередное задание. Почувствовали ли они близость смерти и расставание навеки? Сент-Экзюпери отправился в разведывательный полет и не вернулся. Его самолет потерпел крушение над Атлантикой. Консуэло все твердила молитву и отчаянно ждала возвращения мужа. Она все никак не хотела верить, что на этот раз он ушел навсегда. «Он часто оставлял меня одну, но всегда возвращался» – твердила измученная женщина, проигравшая судьбе битву за любовь.

Консуэло де Сент-Экзюпери пережила мужа на 35 лет и умерла в 1979 году. В 1998 году на побережье Франции рыбаки выловили из моря браслет, на котором были выгравированы имена Антауана де Сент-Экзюпери и его Консуэло.



«Когда я лечу среди звезд и вижу вдали огоньки, я говорю себе, что это моя маленькая Консуэло зовет меня…»

Антуан де Сент-Экзюпери

21:43 


21:42 



21:39 


это чудесно, когда есть твоя вторая половинка - половинка твоей души и твоего внутреннего мира

21:39 


21:38 









21:34 

ПИТЕР


21:29 

МОПС - ЭТО СЧАСТЬЕ И РАДОСТЬ, И МОЯ МЕЧТА







21:25 


21:24 


21:24 


21:20 

у нее экзамены и диплом. кашель. солнце в глаза. ремонт.
кухня в белом дыму и Ад. Ад, записываемый в блокнот.
а в окне черно-белый кот, что спустил вниз гигантский хвост.
сколько времени?
третий год.
третий день люди строят мост

между временем и судьбой. от пространства до пустоты.
ей хотелось бы быть с тобой.
ты хотел бы сжигать мосты.

строить заново – и сжигать. из железа, из ваты, из
белой осени. На кровать
ты бросаешь пустую жизнь.

и смеешься. и говоришь. и рыдаешь. и бьешь под дых.
и сжигая мосты – горишь
в океанах своих больших.

у нее же вишневый сок. Два экзамена через день.
кот надел на себя носок и блуждает за ней, как тень.
кухня в белом дыму и Ад. Ад, где нет твоего Огня.

и с молитвою на губах.
и с рассказами на углях


провожает последний день. кашель. солнце в глаза. жара.
в окна тычет лицо сирень.
в дверь – настырные доктора.

а она на полу сидит. ждет, когда ты придешь сжигать
этот дивный и новый мир, как у Хаксли.

но без огня.

(с) Джек Абатуров

21:19 











21:09 

Запомни ноябрь и день его пятый,
Улыбки, измену и ложь.
Героя отважного замысел правый
Из памяти ты не сотрешь.
Я помню не зря пятый день ноября
И замысел пороховой.
Проходят века, но боль и тоска всегда остаются со мной.

20:26 

10 хитростей супербыстрого изучения языка

1. Учите определенные слова
Знаете, какая самая распространенная отговорка людей, бросающих обучение на полпути? Правильно – «у меня плохая память». Потому что изучение нового языка – это, в первую очередь, зубрежка новых слов. Множества новых слов.
В реальности все проще. В английском примерно 300 слов составляют 65% всего написанного материала. Это те слова, которые мы постоянно используем. Именно эти слова действительно необходимы для погружения в новый язык.
Задача стала несколько проще, не правда ли? Осталось только выучить 300 слов. И здесь на помощь приходят старые добрые дидактические карточки (flashcards) в новой «обертке».
Для создания карточек используйте платформу Anki (для всех видов PC и смартфонов). На виртуальных карточках можно «записать» текст, упражнение, фото, аудио, видео – все необходимое, например, для конкретного урока. Набор таких «карточек» – уже целый языковой курс.
Умельцы создали десятки тысяч таких наборов (в том числе, и для изучения/повторения наиболее употребляемых слов). Зайдите на Cram.com и Quizlet.com. Вы оцените количество профессионально подготовленных материалов.

2. Придумывайте мемы!
Кто-то когда-то в Древней Греции изобрел мнемонику – искусство запоминания. Нет больше слов, которые тяжело запомнить. Есть мемы – смешные стишки, истории, скороговорки. Например, “sing” – петь в Сингапуре, “shoot” – шут стреляет или “trolley” – тролли катаются на тележке.
Придумайте мем сами или порыскайте на сайтах типа мультиязыкового Memrise или русско-английского Zapominalki.

3. Найдите слова общего происхождения – когнаты
Хотите, верьте, хотите – нет, но вы уже знаете достаточно слов, не начав изучать язык. (Если, конечно, речь не о суахили или полинезийских диалектах). Скажите спасибо когнатам – словам общего происхождения в разных языках.
Например, языки романской группы (испанский, итальянский, французский, португальский и др.) имеют большое количество однокоренных, похоже звучащих слов, как между собой, так и по отношению к германской группе (английский, немецкий, и др.).
Даже в современных славянских языках (украинский, русский, белорусский, чешский, польский и др.) количество заимствованных из первых двух групп слов очень велико. Например:
Сестра: сестра (укр.), sister – англ., søster — норв, дат., Schwester — нем., sorella — ит., soeur — франц.
Ночь: ніч – укр., night – англ., Nacht-нем., noche — исп., notte — ит., noz — бретонский, кельтский, νύχτα (nýchta) – греч.
Как эксперимент, вбейте в гугл «похожие слова на русском и английском». Получите неожиданный результат.

4. Подключите Skype
Уже выучили базовый словарный запас и пересмотрели множество видео на Youtube? Пришло время говорить с носителем языка. Где его взять? На помощь в костюме Супермена летит Skype, неся в увесистой сумке возможности живого общения с носителями языка по всему миру.
В интернете есть сотни сообществ, желающих общаться через Skype на изучаемом языке. И множество волонтеров – носителей языков, готовых прийти на помощь. Тем не менее, если вы начали изучение языка с нуля или хотите подтянуть его для работы в определенной сфере, лучше довериться профессиональным педагогам.
Это не значит, что вам придется вспомнить студенческие времена и ходить на пары. Например, в языковой онлайн-школе LINGVISTER Вы можете учить тот же английский по Skype с носителем языка, который имеет педагогическое образование и владеет различными методиками обучения языкам.
Главная «ловушка» Skype – вам придется начать говорить. А чем раньше вы начнете говорить – пусть с ошибками, пусть медленно – тем быстрее вы обретете твердую уверенность в языке.
Используя Skype для изучения языка, вы:видите артикуляцию собеседника, сопоставляете интонации и манеру речи с присущей носителю языка мимикой;
можете держать открытыми словари и списки часто употребляемых слов, чтобы сверяться во время беседы/урока;
разыгрываете различные ситуации: телефонные переговоры, выступления на конференциях, интервью и др. Можно записывать их, а затем разбирать ошибки вместе с учителем/собеседником.

5. Общайтесь, не вставая с дивана
Сколько раз вы слышали от друзей: «Ой, не могу выучить язык. Нужно погружение в языковую среду. Денег на поездки нет, времени нет. Обойдусь и так!»
Логично. На первый взгляд. Но кто сказал, что путешествие в другую страну даст моментальные результаты? Наши эмигранты в Америке десятилетиями не могут выучить английский глубже, чем на уровне общения в магазине. Изучение нового языка – вопрос желания. Да и кто мешает создать языковую среду дома?
Сейчас технологии позволяют окунуться в новый язык в любом месте и абсолютно бесплатно:
Хотите постоянно слышать носителей языка? Загляните на TuneIn.com – приложение даст вам доступ к каналам онлайн-радио со всей планеты.
Хотите видеть, как они говорят? Секция «Тренды» на Youtube вам в помощь. Выбираете любую страну из списка и смотрите самое интересное.К слову, основные новостные порталы интересующей вас страны размещают много видео-контента с комментариями.
Любите читать? Выбирайте нужную страну из списка топ-сайтов на Alexa, и вперед!

6. Экономьте. Лучшие языковые ресурсы – бесплатны
Вы даже не представляете себе количество занимательных бесплатных ресурсов по изучению языков. Большинство можно использовать «на ходу», с вашего смартфона/планшета. Вот лишь небольшой перечень:
Duolingo – превращает обучение языкам в игру. Здесь вы набираете очки и постепенно переходите на следующие уровни сложности.
Babbel – содержит более 2000 слов для каждого языка с картинками, а также распознаватель речи для тренировки произношения.
Forvo – крупнейшая в мире база озвученных слов и фраз. Попросите произнести новое слово или, может быть, имя. И один из пользователей прочтёт его для вас. Можете помогать другим, записывая озвучку слов на родном языке.
Lang-8 – сообщество, где исправят ваши ошибки в тексте. Напишите пару абзацев на языке, который сейчас изучаете, и «отдайте на съедение» носителям языка. Не забудьте самим примерить роль учителя.

7. Не бойтесь соревноваться с детьми
Еще одна частая отмазка ленивых – «Не могу выучить язык, я уже слишком стар для этого». Забудьте об этом навсегда! Последние исследования показали: взрослые значительно лучше детей ориентируются в логике языковых правил. Ребенок улавливает интуитивно, а взрослый осознанно понимает правила и использует их в нужный момент.
Единственная причина, по которой дети учат язык быстрее, чем взрослые – у них больше времени и меньше проблем, отвлекающих внимание.

8. Используйте систему «умных» целей S.M.A.R.T.
Сколько раз вы обещали себе под Новый год: «В следующем году обязательно выучу английский язык и начну бегать!». И как? Выучили? Бегаете? В последнем не сомневаюсь, потому что в спорте привычно ставить цели. Например: «Через три месяца я пробегу 10 км за 59 минут».
А что мешает применять такой подход при изучении языка? Ведь отсутствие конкретики в понятии «знания языка» и установке целей как раз и тормозит весь процесс.
Попробуйте подход S.M.A.R.T. – систему «умных» целей. S.M.A.R.T. расшифровывается как Specific, Measurable, Attainable, Relevant и Time-Bound – т.е. конкретная, измеряемая, достижимая, релевантная и ограниченная по времени.
Расшифровка говорит сама за себя. Скажите себе, к примеру: «За следующие три месяца я выучу 300 наиболее используемых слов в английском языке. Напишу с помощью них рассказ. И в нем носитель языка найдет не более 20 ошибок». И вероятность того, что вы достигнете цели (и будете вполне сносно знать язык), станет значительно выше, чем в примере про Новый Год.

9. Станьте «аборигеном»
Мы уже говорили, что очень важно смотреть, как говорят носители языка. Огромную роль в восприятии вашей речи со стороны носителей языка играют три вещи – акцент, интонация, и язык тела.
Акцент – специфика звуковоспроизведения тех или иных букв или буквосочетаний в языке. Если вы не будете рррычать в испанском или произносить отдельные буквосочетания в нос на французском, в вас тотчас опознают иностранца.
Интонация – музыкальность и ритм языка. Например, в английском, вопросительное предложение интонируется вверх, а в русском наоборот – вниз.
Язык тела – сопровождение произносимого текста с помощью жестов, поз и движений. Итальянцы экспрессивны, «говорят руками», британцы спокойны и даже порой (со стороны) надменны, скандинавы медленны и задумчивы, японцы и китайцы (опять же, со стороны) безэмоциональны.
Чем быстрее вы сможете имитировать эти элементы, тем комфортнее вам будет общаться с носителями языка – а им с вами.

10. Ошибайтесь и продолжайте путь к успеху
Не бойтесь ошибок! Ваша главная задача – донести до собеседника смысл того, что хотите сказать. Фраза «Не подскажете ли мне, пожалуйста, где находится ближайший ватерклозет?» и тарзано-образное «Туалет где?» имеют одинаковый смысл. Но, если вы будете ждать, пока научитесь произносить первый вариант, то 1) вы можете так никогда и не начать говорить на новом языке и 2) не добежать до туалета.
Не бойтесь говорить с носителями языка на их языке – если они вас поймут, они улыбнутся и помогут, а вы станете увереннее в себе.
Не сомневаемся, что вы придумаете еще не один веселый и эффективный способ изучения иностранного языка. Дерзайте! Пусть сложности и летнее солнце только подогревают ваш интерес.

15:22 

Валентин Гафт

МОСТЫ

Я строю мысленно мосты,
Их измерения просты,
Я строю их из пустоты,
Чтобы идти туда, где Ты.

Мостами землю перекрыв,
Я так Тебя и не нашел,
Открыл глаза, а там… обрыв,
Мой путь закончен, я – пришел.

Spoiled Sweet

главная