Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:19 

Для начала мы зашли в трактир «Веселые скелетики». Я подумал, что опутавшая Ехо сеть разнообразных «скелетов» чем-то напоминает многочисленные «Макдональдсы» на моей родине. И улыбнулся.

— Ты чего? — спросил Кофа, усаживаясь за столик в дальнем углу зала.

— Да так… Подумал, что в Ехо слишком много разных «скелетов».

— А ты знаешь историю их появления? Ну да, конечно, не знаешь… Джуффин никогда не имел представления, о чем стоит рассказывать в первую очередь! Тогда слушай. Хозяин всех «скелетов» — Гоппа Талабун. Ну, ты его видел, он же приводил в Управление своих поваров… Парень происходит из очень богатой семьи. Клан Талабунов, потомственных дегустаторов, — в свое время это были очень влиятельные люди! Эти господа так любили вкусно пожрать, что через некоторое время после начала Эпохи Кодекса изрядно затосковали. Они собрались все вместе, велели своим поварам приготовить еду «как раньше» — то есть не пренебрегая запрещенной магией. И лопали, пока не умерли от обжорства… Времена тогда были повеселее, чем нынешние, у нас с Джуффином дел и без них хватало. Когда мы выкроили полчаса, чтобы нагрянуть к Талабунам, арестовывать было некого: одни трупы. Некоторые не смогли жрать до потери Искры, они отравились… Такая вот веселая история! Гоппа получил огромное наследство, в том числе и дома своих родственничков и открыл в них трактиры. Это забавно, поскольку сам Гоппа по молодости записался в аскеты, все время ругался со стариками и презирал семейные традиции… Разумеется, он не принимал участие в их последнем пиршестве. Говорят, Гоппа до сих пор питается одними бутербродами, и я этому верю… У парня весьма своеобразное чувство юмора: посмотри вон туда! — Сэр Кофа указал на ярко освещенную нишу в противоположном конце зала. В нише был установлен столик, за которым чинно восседали два небольших скелетика.
— Они настоящие, Макс! Настоящие скелеты Гоппиных покойных родственничков! Такие есть в любом его заведении, если ты помнишь. А название каждого трактира правдиво описывает характер покойного. Хозяевами этого дома были муж и жена, оба маленького роста и действительно очень веселые. Хорошие люди, я был с ними дружен… А сейчас нам подадут нечто особенное, так что соберись с силами, мальчик! Повара здесь, кстати, до сих пор те же, что и раньше. А Талабуны всегда могли себе позволить лучших из лучших. Торжественный момент, сэр Макс: нам несут «Великий пуш»!

Когда я посмотрел на приближающегося к нашему столику старшего повара, мне стало не по себе: парень катил перед собой тележку, на которой возлежало нечто вроде китайских пельменей, только каждый «пельмень» был около метра в диаметре…

— Сэр Кофа, я, конечно, люблю покушать, — шепотом начал я, — но вы переоценили мои возможности!

— Не говори ерунду, мальчик. Сейчас все будет в порядке. Молчи и наблюдай.

Остановившись возле нашего столика, повар с достоинством поклонился и поставил перед нами две сравнительно небольшие тарелки. Не успел я задуматься о несоответствии размеров посуды и еды, как повар двумя широкими лопаточками аккуратно подцепил верхний «пельмень». И начал на него дуть. Так осторожно и терпеливо дует заботливая бабушка на ложку с овсяной кашей, умоляя любимого внука превозмочь себя и впустить в организм еще одну порцию пользы… Но, в отличие от бабушкиной овсянки, «пельмень» начал стремительно уменьшаться. Когда «Великий пуш» превратился в среднестатистический пирожок, повар быстро переправил его на тарелку сэра Кофы, и тот начал есть.

— С этим делом лучше поторопиться, мальчик! — с набитым ртом сообщил мой «Вергилий». — Через несколько минут будет уже невкусно.

Я счел за благо прислушаться к разумному совету. Как только пирожок шлепнулся на мою тарелку, я приступил к делу. Внутри «Великого пуша» обнаружилось много какой-то воздушной мясной начинки и целый океан ароматного сока. Это было восхитительно!

Повар подбрасывал на наши тарелки все новые и новые «пуши», мы тоже не сдавались. Наконец тележка опустела, мы остались одни.

— Запомни, Макс! «Великий пуш» можно заказывать только здесь. В остальных трактирах уже не то, я проверял, — Кофа мечтательно закатил глаза. — А ведь когда-то это было самым банальным блюдом! За последние сто лет столичные повара подзабыли азы своей профессии… Ничего, наверстают! Время все лечит. Пошли дальше, мальчик.

Следующим объектом нашего внимания стал «Счастливый скелет». Сэр Кофа многозначительно указал мне на нишу в конце зала: там восседал одинокий, но улыбчивый остов.

— Здесь мы будем есть индейку «Хатор», — торжественно заявил сэр Кофа.

— Что?! Как она называется? — Я ушам своим не верил.

— «Хатор». Это совершенно непостижимая звероподобная богиня из какого-то другого Мира. Я и сам толком не знаю, да и никто, пожалуй, не знает… Факт, что у нее бычья голова!

— Коровья, — машинально поправил я. — Хатор — женщина, поэтому и голова у нее коровья, а не бычья…

— Где ты учился, парень? — изумился сэр Кофа. — Ты знаешь такие вещи!

— Нигде я особо не учился! — честно признался я. — Просто читал все, что под руку подвернется… Хорошее средство от бессонницы!

— Все, что под руку подвернется?! И часто ты запускаешь руки в запретную библиотеку Ордена Семилистника? Ладно уж, не умеешь — не ври!

Я пожал плечами. Сообщать сэру Кофе, что богиня Хатор — одна из многочисленных зооморфных представителей древнеегипетского пантеона, наверное, не следовало. Вдруг это — священная тайна?!

На сей раз два дюжих поваренка бухнули на наш столик огромное блюдо. На блюде покоилась рогатая бычья голова. Между рогов зависла жареная индюшачья тушка. Сначала мне показалось, что она нанизана на шампур, потом я понял, что лакомство парило, словно в невесомости.

— Не вздумай класть индейку на тарелку, — шепнул сэр Кофа. — Она должна оставаться там, где пребывает. Срезай мясо ножом, помогай себе вилкой… и не вздумай трогать ее руками: испортишь вкус!

Я послушался. Такой вкус и вправду грех было портить!

…После четвертого по счету трактира я заскулил и запросил пощады. Мне показалось, что я имею все шансы разделить печальную судьбу семейства Талабунов.

— Ну и слаб же ты брюхом, парень! Никогда бы не подумал. Здесь есть одно забавное место, хочу тебе показать. У них превосходные десерты и очень маленькие порции, честное слово!

— Ладно, — буркнул я. — Но этот притон — последний. По крайней мере, на сегодня!

Заведение называлось «Герб Ирраши».

— Кто такой этот Ирраши? — вяло поинтересовался я.

— Ну ты даешь, парень! Кто такая «Хатор» он, видите ли, в курсе! А название соседнего государства…

— Я просто объелся и перестал соображать!

Мне стало стыдно. Несмотря на то, что восьмитомная «Энциклопедия» Манги Мелифаро давно переместилась из книжного шкафа в изголовье моей постели, знание географии Мира до сих пор не стало одним из моих достоинств.

Сэр Кофа Йох укоризненно покачал головой, и мы вошли в «Герб Ирраши».

— Хокота! — крикнул нам приветливый бармен.

— Хокота! — важно ответил сэр Кофа.

— Что вы такое говорите? — поинтересовался я.

— А-а… Это один из милых обычаев заведения. Держат его наши ребята, коренные уроженцы Ехо. Но кухня у них иррашийская, и говорить с посетителями они стараются на ломаном иррашийском, в меру своих способностей. Это забавно. Ирраши — одна из немногих стран, где не пользуются нормальной человеческой речью. Нашим снобам такая болтовня кажется верхом изысканности.

— Ясно. А вы просто поздоровались, как я понимаю?

— Разумеется… Посмотри-ка, Макс. Видишь того парня в сером лоохи? Как странно он одет, не находишь?

— Странно? Что вы имеете в виду, Кофа?

Я внимательно оглядел скромно одетого незнакомца средних лет, который сгорбился над своей кружкой, примостившись у стойки бара.

— Не видишь? А пояс?

— С моего места не видно никакого пояса… Ну-ка подвиньтесь! Ага… Грешные Магистры, красота-то какая!

Под серым лоохи незнакомца действительно виднелся роскошный широкий пояс, фантастическая вещица, переливающаяся, как яркий перламутр.

— То-то же… Нет, действительно странно. Парень одет более чем скромно. Хуже некуда одет, если разобраться… Скаба у него вообще латаная, ты заметил?

— Ну и глазастый вы, Кофа!

— Есть такое дело. А вот и наш десерт!

Порции действительно были небольшие. Нам досталось по кусочку странного дрожащего пирога. Это не было похоже на желе: пирог дрожал по каким-то своим личным соображениям, а не вследствие студенистости. Но какие ложки нам подали! Они были просто огромными. Я не очень-то представлял себе, как такой ложкой можно есть десерт. Она же в рот не пролезет!

— Позвольте, любезный, — сказал я молоденькому пареньку. — Это не ложка, а издевательство. Не могли бы вы поискать для нас другие приборы?

— Хварра тоникаи! Окир блад туу.

Сделав это заявление, парень испарился. Я вопросительно посмотрел на своего спутника.

— Что он имел в виду, Кофа?

— А Магистры его знают… Я ведь не переводчик с иррашийского! Сначала он извинился. А вот потом… Думаю, обещал поискать. Но ты совершаешь ошибку, Макс. Эти смешные поварешки — милая изюминка «Герба». Такой изысканный десерт — и такие ужасные огромные ложки. Нигде в Ехо ты ничего подобного не увидишь!

— Обойдусь без «изюминок»! — я махнул рукой. — Не стану я есть этой лопатой. Лучше уж руками! Эх, где моя Мантия Смерти?! Будь я при ней, хозяин этой дыры уже притащил бы мне фамильный сервиз своей бабушки!.. Сэр Кофа, мое лицо еще не вернулось на место? Я сейчас начну скандалить!

Мне было весело. Сэру Кофе тоже, судя по его довольной физиономии.

— Что, трудно быть простым смертным? Нуфлин-то тебе дело говорил… А что, пошуми, это даже интересно! А я буду кушать. Мне и такая ложка хороша.

Но буйствовать мне не пришлось. Молоденький официант уже мчался к нам, победно размахивая маленькой ложечкой. Именно так я себе и представлял идеальный инструмент для расправы с десертом.

22:12 

Хуф — маленький пёсик сэра Джуффина Халли, «похожий на мохнатого бульдога». Стал первым существом, которое заговорило с сэром Максом с помощью безмолвной речи.
Куруш — буривух, живущий в кабинете Сэра Джуффина и Сэра Макса. Родился в 16 году Эпохи Кодекса. Любитель орехов и пирожных. Правда в случае с последними ему нужна сторонняя помощь, чтобы оттереть клюв от крема, что не мешает ему поглощать их в огромном количестве, и даже требовать их в качестве оплаты за прикрывание вечных отлучек сэра Макса с работы. Хранит поверхностные сведения о многих областях, а также направляет сыщиков к нужным буривухам Большого архива. В отличие от них, работает круглосуточно.
Армстронг и Элла — кошки сэра Макса. В Ехо никто не держит кошек в качестве домашних животных, лишь как скот, поэтому когда Макс завёл кошек, это послужило поводом для многочисленных сплетен. Макс утверждал, что это дикие животные из Пустых Земель, несмотря на то, что на самом деле они были привезены из поместья Мелифаро. Король Гуриг VIII даже захотел стать обладателем их котят. Благодаря этому Сэр Макс познакомился с сэром Андэ Пу, который пришёл к нему написать статью про его кошек. Позже леди Теххи Шекк открыла трактир «Армстронг и Элла» в надежде, что Сэр Макс туда обязательно заглянет, что и произошло в итоге. Кошки в скором времени перебрались туда, а после эпидемии анавуайны поселились в Мохнатом Доме.
Лелео — хуб, существо похожее на паука, но обладающее нежным голосом. При должном обращении умеет петь. Алотхо подарил его Меламори во время первого визита в Ехо. Лелео являлся хранителем души клана Алотхо.
Друппи — собака сэра Макса. Привезена ему подданными из пустых земель. Видимо названа в честь персонажа мульфильмов студии «Metro-Goldwyn-Mayer» пса Друппи (англ. Droopy). Относится к породе овчарок Пустых Земель, самых больших собак в Мире Стержня, коих Сэру Максу по титулу было положено иметь несколько сотен. Однако его подданые всё же ограничились одной. Друппи похож на огромного бобтейля, только совершенно белый с черным языком, имеет обыкновение вместо подёргивания хвоста мотать ушами, выражая симпатию. После событий повести «Болтливый мертвец», в которой Сэр Макс и Друппи временно стали одним существом, они стали понимать друг друга даже не с полуслова, а с полувзгляда.
Дримарондо — собака сэра Шурфа Лонли-Локли. Раньше жил у родственников жены сэра Шурфа, Кутыков, в графстве Хотта. Научился говорить, благодаря тому, что попробовал одну из настоек дедушки Кутыка, занимающегося алхимией. Сэр Шурф решил, что питомец, которому можно объяснить предпочтения и привычки хозяина — удачная находка. Дримарондо ценит поэзию и посещает публичные лекции в Королевском Университете.
Синдбад — в повести «Мой Рагнарёк» средство передвижения Сэра Макса, которое может принять любую форму, но первоначально появилось перед ним в образе белоснежного верблюда. В течение повести Сэр Макс так и не менял его форму.

14:54 

Когда знаешь, о чем поговорить с человеком, это- признак взаимной симпатии. Когда вам есть о чем вместе помолчать, это- начало настоящей дружбы.
Человек обычно видит то, что заранее готов увидеть.
- «Больше всего меня возмутило нападение толстенного фолианта "Хроник Угуланда".
– Я же читал тебя, сволочь! – громко возмущался я, отбиваясь от взбесившегося источника знаний увесистой тростью, которой благоразумно вооружился в самом начале похода.»
- Посылка от сэра Мелифаро, сэр Макс, - почтительно
доложил парнишка, протягивая мне огромную корзину. Я еле
удержал в руках эту тяжесть. Заперев дверь за курьером, я
поднял с корзины узорчатое покрывало. Два темных мохнатых
существа посмотрели на меня яркими синими глазами. Я извлек их
наружу. Каждый котенок весил куда больше, чем взрослый кот у
меня на родине! Внимательно осмотрел. Черный мальчик и
кофейного цвета девочка. Котята продемонстрировали
исключительное спокойствие нрава, граничащее с феноменальной
ленью. Еще бы, при такой-то упитанности! Я был в полном
восторге от приобретения. Настолько, что даже послал зов
Мелифаро.
"Спасибо!" - Передал ему я.
"Грешные Магистры, Макс! Ты так забавно говоришь на
Безмолвной речи, никогда бы не подумал!... Пустяки, невелика
услуга. Приятного аппетита!" - А что еще я надеялся услышать?!
Вопреки всем правилам я взял котят в постель. Судя по
всему, они вряд ли способны устроить кавардак, а их мурлыканье
оказалось самой сладкой музыкой!... Мальчика я назвал
Армстронгом, а девочку - Эллой. Решение родилось после того,
как они громким басовитым мяуканьем напомнили мне, что животных
нужно кормить... Знаете, я ведь очень любил старый джаз, в те
далекие времена, когда еще не был сэром Максом из Ехо..."

— Да, — сокрушенно кивнул Джуффин, — исключительное слабоумие. Все равно что украсть старую скабу и потом взорвать весь Правый Берег, чтобы никто не догадался.

— Еще подделка драгоценностей. Черная магия всего-то шестой ступени! Потом была неумелая попытка самостоятельно приготовить снотворное. Это вообще чистой воды ерунда… Ну, вот вам кое-что посерьезнее. Белар Гроу, бывший послушник Ордена Потаенной Травы, заделался карманником. Хорошим, кстати, специалистом! Этой ночью его чуть было не поймали… да посмотрите сами!



Макс Фрай. Чужак.

20:13 

Эдуард Асадов

Задумчиво она идёт по улице,
Стройна, как синеглазый василёк.
Но всё сейчас в ней словно бы сутулится,
Сутулится душа, и взгляд сутулится,
И даже чувства съёжились в комок.

Идёт она, как в проклятое царство.
Где нет ни звёзд, ни пищи, ни воды.
И нет на свете, кажется, лекарства,
Чтоб вдруг её избавить от беды.

Но есть лекарство прочих посильней,
Которое помочь всегда готово,
Чтоб человек, известный только ей,
Который всех важнее и нужней,
Сказал одно-единственное слово.

19:27 

Я, наверно, неправ, я ошибся,
Я ослеп, я лишился ума.
Белой женщиной мертвой из гипса,
Наземь падает навзничь зима.

Небо сверху любуется лепкой
Мертвых, крепко придавленных век.
Все в снегу: двор и каждая щепка,
И на дереве каждый побег.

Лед реки, переезд и платформа,
Лес, и рельсы, и насыпь, и ров
Отлились в безупречные формы,
Без неровностей и без углов...

Борис Пастернак, "После вьюги"

19:35 

Константин Бальмонт

Люблю тебя, люблю как в первый час,
Как в первый миг внезапной нашей встречи.
Люблю тебя. Тобою я зажглась.
В моей душе немолкнущие речи.
И как мою любовь я назову?
Восторгом ли? Мученьем ли? Борьбою?
Ей нет конца, покуда я живу,
Затем что я живу одним тобою

19:34 

Юрий Визбор

Поведаю вам таинство одно:
Уж сколько раз на свете исчезали
Империи, религии, регальи
И уходили города на дно,

Но сквозь пожары, бедствия и кровь,
Одну и ту ж свершая пантомиму,
И для времен совсем неуязвима
Шла девочка по имени Любовь.

Идет Любовь. Звучат ее шаги,
Как эхо долгожданного свиданья,
Ее шаги волнуют мирозданье,
И между звезд расходятся круги.

Пред ней равны рабы и господа.
Ей нипочем яд лести или злости.
Когда она хоть раз приходит в гости,
В наш дом приходит счастье навсегда.

18 февраля 1980

20:01 

Однажды за ней захлопнется дверь
И ты обретешь былую свободу.
Ты счастлив? Скажи, ты счастлив теперь?
Никто не требует ласку, заботу.

Никто не пристанет с вопросом о том,
Как день ты провел и кто в твоих мыслях.
Никто не заглянет в твой телефон,
Но только лишится жизнь твоя смысла.

Никто не потребует больше тепла,
Не скажет о том, что так нужно вниманье.
Но ты вдруг не сможешь заснуть до утра
И душу заполнит твою ожиданье.

Не нужно букеты дарить никому,
Не нужно придумывать ей комплименты.
Но только захочется вдруг самому
Опять пережить с ней былые моменты.

И, кажется, столько проблем с ней ушло.
И можно по барам - гулять, веселиться.
Но только в душе стало вдруг тяжело
И продолжает она тебе снится.

Никто не поддержит в трудные дни
И всем всё равно надел ли ты шапку.
Никто не прошепчет тебе о любви,
Нежно рукой поправив рубашку.

Она была рядом, но ты не ценил.
Казалось, что в жизнь приносила проблемы.
Она всё терпела, но выход один –
Уйти, перестав ждать твоей перемены.

Однажды за ней захлопнется дверь.
Ты станешь свободным, как многие люди.
Но почему ты не счастлив теперь?
Просто никто тебя больше не любит.

Мария Куткар

20:09 

Влиять на другого человека - это значит передать ему свою душу. Он начнет думать не своими мыслями, пылать не своими страстями. И добродетели у него будут не свои, и грехи, - если предположить, что таковы вообще существуют, - будут заимствованные. Он станет отголоском чужой мелодии, актером, выступающим в роли, которая не для него написана. Цель жизни - самовыражение. Проявить во всей полноте свою сущность - вот для чего мы живем. А в наш век люди стали бояться себя. Они забыли, что высший долг - это долг перед самим собой. Разумеется, они милосердны. Они накормят голодного, оденут нищего. Но их собственные души наги и умирают с голоду. Мы утратили мужество. А может быть, его у нас никогда и не было. Боязнь общественного мнения, эта основа морали, и страх перед богом, страх, на котором держится религия, - вот что властвует над нами.

Оскар Уайльд
"Портрет Дориана Грея"

20:09 

Однажды пришёл цветочник к парикмахеру постричься. Когда пришла очередь платить, парикмахер сказал: «Я не могу взять деньги. На этой неделе я стригу на общественных началах». Цветочник поблагодарил его и ушёл. На следующее утро, когда парикмахер пришёл открыть своё заведение, перед дверью он нашёл благодарственное письмо и двенадцать роз.

Затем пришёл постричься пекарь, но когда он хотел заплатить, парикмахер сказал: «Я не могу взять деньги. На этой неделе я стригу на общественных началах». Пекарь, довольный, ушёл. На следующее утро парикмахер обнаружил у двери благодарственное письмо и двенадцать пирожных.

Пришёл стричься сенатор и когда собрался платить, парикмахер опять-таки сказал: «Я не могу взять деньги. На этой неделе я стригу на общественных началах». Сенатор обрадовался и ушёл.

На следующий день, когда парикмахер пришёл на работу, у двери стояло двенадцать сенаторов, десять депутатов, пятнадцать советников, мэр и несколько министров, жена мэра и шесть детей – все на бесплатную стрижку.

В этом, дорогой мой друг, и заключается разница между обыкновенными людьми и членами группы «честных» людей, которые нами управляют.

20:11 

то ли ангелы нас сводили,
то ли бесы сводили с ума.
но меня к тебе - приговорили
моя воля, моя тюрьма.

20:52 

Эдуард Асадов

МАГНЕТИЗМ

О, как же мы странно с тобой прощаемся:
Твердим: "До свиданья", твердим: "Пока".
Но только все время в руке рука,
И мы их так слабо разнять пытаемся.

Ужасное время — пора разлуки...
Но, кажется, силы у нас нашлись.
Однако, едва лишь разжались руки,
Как губы вдруг взяли да и слились.

А губы слились — значит, смолкли речи.
Но чуть только мы их смогли обуздать,
Как тут устремились друг к другу плечи
И руки уже обнялись опять.

О, Господи! Что же творит любовь?!
Все планы практически рассыпаются:
То руки мгновенно опять смыкаются,
То губы встречаются вновь и вновь...

А чуть распрощаемся до конца,
Как все будто снова летит по кругу:
То ноги несут нас опять друг к другу,
То тянутся руки, то вновь сердца.

О, люди! Запомните мой совет:
Коль вдруг вот такое у вас случится,
Не мучьтесь, а мчитесь бегом жениться.
Другого решения просто нет!

1994

19:44 

Игорь Северянин

О ЖЕНЩИНЕ

У женщины должен быть лунный характер,
И чтобы в ней вечно сквозила весна,
Манящая с нею кататься на яхте —
Качели солено-зеленого сна...

И ревность должна ее быть невесомой,
И верность должна ее быть, как гранит.
О, к ласковой, чуткой, влекуще-влекомой
Мужчина всегда интерес сохранит!

За женственность будет любить голубую,
За желтые, синие солнышки глаз.
Ах, можно ли женщину бросить такую,
Которая всячески радует вас?!.

Таллин
1935. Октябрь

19:43 

Пока мы живы, можно всё исправить,
Всё осознать, раскаяться, простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить.

Пока мы живы, можно оглянуться,
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы... Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
И попросить прощенья не смогли...

Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает нескольких минут
Понять – о, Боже, как мы виноваты!

И фото – чёрно-белое кино.
Усталые глаза – знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,

За не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени...
А сколько было сказано "не то",
И не о том, и фразами не теми.

Тугая боль, – вины последний штрих, –
Скребёт, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя – не можем...

19:40 

Андрей Дементьев

Дарите женщинам цветы.
Не только в праздники, —
Как водится,
А средь забот и суеты
Дарите женщинам цветы —
Невестам, жёнам,
Юным модницам.

Дарите женщинам цветы,
Чтоб жизнь ещё светлей казалась.
Чтоб будни были не пусты,
Дарите женщинам цветы.
Как много значит эта малость!

Дарите женщинам цветы.
И годы их не будут старить...
Среди забот и суеты
Дарите женщинам цветы,
Как нам они улыбки дарят.

13:46 

— Как отличить истинного учителя от ложного? — спросили Ходжу Насреддина.
— Учитель — это зеркало, — объяснил мудрец. — Если он настоящий, вы увидите свое отражение, если нет — красивую раму.
Желаю всем встретить в жизни настоящего Учителя!

«Однажды я спросил у своего японского коллеги, учителя Ямамота:
– Когда в Японии отмечают праздник учителей, как Вы его встречаете?
Удивленный моим вопросом, он ответил:
– У нас никакого праздника учителей нет. Услышав его ответ, я не знал, верить ему или нет. У меня мелькнула мысль: «Почему страна, где развита экономика, наука и техника так неуважительно относится к учителю, его труду?».
Как-то после работы Ямамота пригласил меня в гости к себе домой. Поскольку он жил далеко от школы, мы поехали на метро. В вечерний «час пик» вагоны подземного поезда были переполнены. Кое-как протиснувшись, я стоял, крепко ухватившись за поручни. Внезапно дедушка, сидевший рядом, уступил мне место. Не понимая такого уважительного отношения со стороны пожилого человека, я не мог принять его предложения, однако он был настойчив, я вынужден был сесть.
После выхода из метро я попросил Ямамота объяснить поступок аксакала. Ямамота улыбнулся и указав на мой нагрудный знак учителя, сказал:
– Этот старец увидел твой знак учителя и в знак уважения к твоему статусу уступил свое место.
...Поскольку я в первый раз шел в гости к учителю Ямамота, было неудобно идти с пустыми руками и я решил приобрести подарок. Своими мыслями я поделился с Ямамота, он поддержал меня и сказал, что впереди есть магазин для учителей, где можно приобрести товары по льготным ценам. Я вновь не удержал свои эмоции:

– Льготы предоставляются только учителям? – спросил я.
Подтверждая мои слова, Ямамота сказал:

– В Японии учитель — самая уважаемая профессия, самый уважаемый человек. Японские предприниматели сильно радуются, когда в их магазины приходят учителя, считают это большой честью для себя.
За время пребывания в Японии я неоднократно видел, как японцы безмерно уважают учителей. В метро для них существуют отдельные места, для них открыты отдельные магазины, учителя не стоят в очередях за билетом на любой вид транспорта. Зачем японским учителям отдельный праздник, когда каждый день их жизни словно праздник?».
Пересказывая эту историю, я всем сердцем хочу, чтобы и наше общество выросло до такого уровня, до такого отношения к учителю, а учителя были достойны такого высокого звания!»

12:16 

Правила личной дисциплины

1. Держите обещания. Особенно, если речь о телефонном звонке.

2. Не хватает времени? Задерживаетесь? Не держите других в неведении. Дайте знать.

3. Оберегайте чужие мечты, тогда и ваши никто не тронет.

4. Люди, оставившие Вас в трудную минуту, должны быть вычеркнуты из вашей жизни.

5. Родители всегда рядом. Мы часто пренебрегаем их обществом и даже этого не замечаем. Не стоит этого делать. Ведь в один день они уйдут навсегда и время уже не вернуть.

6. Учтивым командирам сдавали крепости без боя. Будьте вежливы, и перед вами откроются многие двери.

7. Телевизор разжижает мозги. Он подавляет волю. Лучше даже его не включать.

8. Учитесь писать и говорить грамотно.

9. Ошибки можно исправить, только признав их.

10. Нет смысла жаловаться на свои проблемы и неудачи. Практически всем на это плевать.

11. Не создавайте и не верьте слухам.

12. Утро вечера мудренее. Не можете найти выход из ситуации – лягте и выспитесь. Подсознание прекрасно найдет выход из сложной ситуации.

13. Не зацикливайтесь на одном и том же. Идите вперед. Промедление – смерти подобно!

14. Неважно, насколько серьезно Вы ссоритесь с человеком. Не смейте переходить на личности или «бить ниже пояса». Конфликт утихнет. Скорее всего – вы помиритесь, а вот брошенные в пылу ссоры фразы еще не раз встанут между вами немым укором.

15. Никогда не лгите. Ложь порождает только ложь и разочарование.

16. Придумали что-нибудь – обязательно запишите.

17. Первым делом, выполняйте то, что Вам меньше всего хочется сделать.

18. Никто никому ничего не должен. Суровая правда жизни. Привыкайте к этому, постепенно стирая из своего лексикона это слово. В противном случае – сами погрязнете в долгах.

12:15 

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ДЛЯ КНИГОЛЮБОВ

1. Агата Кристи – самая знаменитая в мире писательница. Ее необыкновенные детективы переведены на 44 языка мира, а общий тираж составляет более двух миллиардов экземпляров.

2. Первое место по количеству написанных произведений занимает Лопе де Вега. Испанский драматург за всю свою жизнь написал 1800 пьес.

3. В настоящее время основными покупателями книг являются люди, возраст которых составляет от 45 лет и старше. Именно они покупают более 50 % книг из общего числа мировых продаж литературы.

4. В приобретении книг лидирующую позицию занимают женщины. Они обгоняют мужчин, покупая 68 % книг.

5. Может быть, это покажется удивительным, но в мире существует болезнь, именуемая библиоклептоманией. Людям, страдающим от этой болезни, нравится воровать книги. Стивен Блумберг – самый известный библиоклептоман. За свою жизнь он обокрал 268 библиотеки, похитив более 23 тысяч редчайших книг, которые в сумме оцениваются на 20 миллионов долларов. Для пополнения своей необычной коллекции Блумберг шел на огромный риск и проникал в библиотеки, используя шахту лифта и вентиляционные системы.

6. Среди биографий знаменитых личностей также есть свои рекордсмены. Биография Уинстона Черчилля является самой длинной написанной историей жизни, составляющей 22 тома.

7. В книжном мире существуют и лилипуты. Трудно представить, что двенадцать крошечных книг мира могут уместиться в столовую ложку! Тем не менее, это возможно. К самым маленьким книжечкам относятся экземпляры Конституции Франции, Корана, английского словаря, включающего в себя более 12 тысяч слов и других книг.

8. В весовой категории первое место занимает географический атлас. Он находится в Британском музее и его вес составляет 320 кг. Высота атласа – более 1 метра.

9. Многие читатели доходят до 18 страницы, а затем теряют к книге интерес.

10. Чтобы написать хороший роман, автору требуется приблизительно 475 часов.

11. Люди, постоянно читающие книги, участвуют в благотворительных и волонтерских работах в 2,5 раза, а в спортивных мероприятиях в 1,5 чаще, чем те, которые относятся к литературе нейтрально.

12:14 

«Все женщины любят и подарки, и поступки, но второе для отношений более ценно, чем первое. Настоящие поступки не связаны с деньгами. Купить подарок может любой мужчина, у которого есть деньги. В этом нет ничего невероятного. Мужчина должен дарить подарки и ухаживать за женщиной, но он также должен понимать, что это всего лишь подарки. Поступки – это всегда выбор. Часто неудобный и некомфортный, но именно он показывает истинное отношение. Действия. Купить букет роз и подарить его - это подарок. Поступок - это бросить все свои занятия и дела, когда ты не можешь их бросить, чтобы приехать и помочь ей. Поддержать в трудную минуту. Решать ее проблемы. Запомни главное, настоящие мужчины ничего не ждут в ответ, когда делают. Они совершают поступки не ради того, чтобы получить что-то от женщины. Это совсем другое. Нет. Они совершают поступки, потому, что они настоящие мужчины».

«Кофе с молоком»
Дмитрий Брилов

12:11 

Есть тёти как тёти,
Есть дяди как дяди,
Есть люди как люди,
Есть бляди как бляди.

Но в жизни бывает порой по-другому:
Есть дяди как тёти,
Есть тёти как дяди,
Есть бляди как люди
И люди как бляди!
(В. Маяковский)

Spoiled Sweet

главная