Не при Куруше же все эти глупости повторять.
– А я все равно сплю, – как бы между прочим сообщил буривух.
Я рассмеялся. Куруш – мудрейшая из птиц, но иногда такое брякнет! Длительное общение с людьми никому не на пользу.
– Вот видите, капитан. Куруш спит, так что колитесь. Мне нужна страшная правда. Сэр Кофа, знаете ли, щадит мои нервы.

Ночью дороги пусты, как напрасные хлопоты.

Не переживай, все в порядке...Во всяком случае, в конечном счете, все будет в полном порядке, это я тебе обещаю!


На этот раз сон завел меня так далеко — дальше некуда.

Мне приснилось, что я оказался в совершенно пустом месте. Там не было ничего. Это невозможно ни описать, ни объяснить, но там действительно ничего не было: ни пространства, ни времени, ни света, ни тьмы, ни верха, ни низа, ни земного притяжения, ни невесомости. Там не было даже меня. По крайней мере, присутствовать там — вовсе не означало быть. Скорее уж, наоборот.

Каким-то образом я знал новые условия игры. По крайней мере, некоторые. Отсюда можно было попасть куда угодно. Не просто в любой город, а в любой из миров, обитаемых и необитаемых, — их, к моему изумлению, оказалось бесконечное множество. Я чувствовал, что не просто могу, но должен погрузиться в одну из незнакомых реальностей. Знал, что промедление опасно: если я не проявлю инициативу, один из Миров возьмет меня силой.

«Двери между Мирами» — о них не раз говорили при мне Джуффин и сэр Маба Калох. А я погибал от любопытства, стараясь вообразить, как это может выглядеть. И вот получил наконец ответ на вопрос… Черт, здесь не было ничего, кроме этих грешных Дверей между Мирами! И все они были распахнуты настежь. Дескать, добро пожаловать!

Я замер в пустоте, с ужасом понимая, что сейчас один из Миров возьмет меня, и я никогда не найду дорогу обратно, в Ехо. Такой исход казался мне катастрофой. Я хотел вернуться домой. Какая разница, где я когда-то родился? Мое место — в Ехо, и я хотел там остаться, потому что… Потому что ТАК ПРАВИЛЬНО!

Нужно было удирать отсюда, немедленно. Удирать обратно, в Магахонский лес, где в никуда не годном служебном амобилере Управления Полного Порядка спал сэр Макс, тот я, которым мне очень нравилось быть… Но я не знал, какая дверь в этой бесконечности ведет домой.

Я приказал себе оставаться на месте. Легко сказать, «оставаться»! Незнакомые миры были намерены наложить на меня лапу. Я чувствовал их иррациональную жадность и неумолимую силу, которой не было никакого дела до моих желаний, надежд и планов на будущее. Что я мог противопоставить этой силе? Только врожденное упрямство, которое в свое время чуть не загнало в могилу моих бедных родителей. И еще иррациональную нежность к мозаичным мостовым Ехо да привычку начинать свое утро с кружки камры. И бесконечную любовь к друзьям, это пронзительное ясное чувство, о котором я до сих пор не подозревал. И серые глаза Меламори, в которых поселилась наша общая тоска о несбывшемся… Не так уж мало, но, кажется, все равно недостаточно! Я чувствовал, что исчезаю, медленно, но верно погружаюсь в трясину чужой реальности и новой, уже почти сформулированной судьбы…

- Теперь я еще и царь!- выпалил я с порога.
- Ну царь так царь, подумаешь! С кем не бывает.

Человеку енведомы пределы слбственных возможностей.
Макс Фрай " Волонтеры вечности"